Классическая экономическая теория

2 лучших брокера бинарных опционов за 2020 год с контролем честности:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Победитель народного рейтинга! Самая высокая прибыль для трейдера!

  • ФинМакс
    ФинМакс

    3 место! Идеальный вариант для опытных трейдеров.

Классическая школа экономической теории

Классическая школа представляет собой одно из основных направлений экономической мысли.

В зависимости от того, какие экономисты относятся к классической школе, данный термин имеет узкое и широкое значение. Узкую трактовку этого термина дал К. Маркс, включив в число представителей экономической классической школы таких выдающихся мыслителей, как А. Смит – основатель классической экономической теории, издавший в 1776 г. свою знаменитую книгу «Исследование о природе и причинах богатства народов», и Д. Рикардо, чья книга «Начала политической экономии и налогового обложения» была издана в 1817 г. Поправку в традиционную классификацию представителей классической школы внес Дж.М. Кейнс, представив широкое определение понятия «классическая школа». К экономистам-классикам он относил всех представителей данного направления. Помимо названных К. Марксом, он включил туда приверженцев классической школы, последователей Д. Рикардо. Это Ж.Б. Сэй, К. Маркс, Т. Мальтус, Дж.С. Милль, А. Маршалл, А. Пигу. С точки зрения современной ретроспективы экономической мысли в качестве экономистов-классиков выделяют всех экономистов докейнсианского периода, а начиная с конца 1940-х годов рассматривают возникновение «новой» классической школы, использующей основные направления традиционной классической теории. Следуя принятой в настоящее время кейнсианской классификации, будем пользоваться широким пониманием классической экономической теории.

В основе классической теории лежит несколько взаимосвязанных предпосылок, вытекающих друг из друга. Начнем с первой из них, которая вошла в экономическую теорию под названием «закон Сэя».

Этот закон назван так по имени французского экономиста Ж.Б. Сэя (1767–1832 гг.). Суть закона, который Сэй сформулировал в 1803 г., сводится к следующему. В каждый данный отрезок времени совокупное предложение определенного уровня произведенного реального ВВП порождает свой собственный совокупный спрос на этот уровень реального ВВП. Согласно закону Сэя, совокупное производство товаров и услуг есть одновременно и создание совокупных доходов тех, кто участвовал в производстве этих товаров и услуг. Ибо в обществе, основанном на разделении труда, одни экономические агенты производят для других экономических агентов то, что сами не потребляют, а потребляют то, что производят другие экономические агенты. Отсюда, в соответствии с законом Сэя, производство и рыночное предложение, например, винных изделий виноделами есть не что иное, как их заявка, спрос, например, на хлебные изделия «жаждущих» пекарей.

Спрос виноделов не обязательно должен совпадать с предложением пекарей, так же как спрос пекарей не обязательно должен соответствовать предложению виноделов. Но в том случае, когда для совершения обмена используются деньги как средство обращения, суть дела не меняется. В конечном счете, цель обмена остается неизменной: спрос на другой товар связан с предложением своего товара, а в агрегированном виде – совокупное предложение товаров и услуг есть удовлетворение совокупного спроса на эти товары и услуги.

На первый взгляд, закон Сэя предполагает, что продукция, совокупное предложение которой порождает свой собственный совокупный спрос, есть исключительно потребительские товары и услуги, поскольку очевидно, что там, где все денежные доходы производителей ВВП расходуются на этот ВВП, нет места никаким другим расходам, кроме расходов на личное потребление.

В то же время классическая теория признает, что часть денежных доходов не обязательно должна расходоваться, и в действительности не расходуется, исключительно на личное потребление. Часть денежных доходов сберегается, уменьшая тем самым расходы на личное потребление. Но совокупные личные сбережения утекают из потока совокупных расходов на личное потребление не просто для того, чтобы снизить расходы на последние. Совокупные личные сбережения возвращаются в поток совокупных расходов в форме совокупных инвестиций, так как предприятия производят и предлагают на рынке не только потребительские товары и услуги для личного потребления домашних хозяйств. В условиях общественного разделения труда одни предприятия производят и предлагают на рынке другим предприятиям производственные товары (средства производства), которые покупающие предприятия используют в процессе производства в качестве физического капитала.

Так, продолжение производства и предложения стеклотары для хранения вина одними предприятиями требует постоянного производства стекла другими предприятиями. Предложение и производство одного вида физического капитала (стеклотары) порождает спрос на другой вид физического капитала (стекло).

Согласно классической теории, определенная доля ВВП производится предприятиями и реализуется ими друг для друга. Таким образом, второй предпосылкой классической экономической модели является положение, согласно которому, в конечном счете, размеры совокупных личных сбережений домашних хозяйств должны в точности соответствовать размерам совокупных производственных инвестиций (капиталовложений) предприятий.

Рейтинг брокеров бинарных опционов с русским языком:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Победитель народного рейтинга! Самая высокая прибыль для трейдера!

  • ФинМакс
    ФинМакс

    3 место! Идеальный вариант для опытных трейдеров.

Для подтверждения возможности и необходимости равенства между совокупными личными сбережениями домашних хозяйств и совокупными производственными инвестициями предприятий классическая теория использовала положение о деятельности и роли денежного рынка.

Классическая школа рассматривала экономику не как единое целое, а как разделенную на две параллельные экономики (так называемая «классическая дихотомия»). Первая – реальная экономика, где происходит процесс производства, обмена, распределения и, если нужно, перераспределения материальных благ. В этой части экономики взаимодействуют между собой экономические агенты – продавцы и потребители.

Вторая – денежная экономика, где имеет место обращение денег. В этой части экономики взаимодействуют между собой домашние хозяйства, в форме сбережений предлагающие предприятиям деньги по как можно более высокой процентной ставке, и предприятия, испрашивающие у домашних хозяйств деньги по как можно более низкой процентной ставке.

Вводя в свою модель денежный рынок, классическая школа тем самым признавала, что рыночная экономика, фундаментом которой является общественное разделение труда и собственность на производственные ресурсы, нуждается в деньгах для осуществления процесса обмена, распределения и перераспределения создаваемого в производстве продукта. Но в понимании классической теории денежный рынок играет роль «обслуги» реального рынка. Деньги призваны быть лишь средством обращения и мерой стоимости создаваемых на реальном рынке материальных благ. В деньгах экономисты-классики видели лишь техническое средство, обеспечивающее движение материальных благ в реальном секторе экономики и оказывающее только номинальное влияние на реальный рынок. Таким образом, в глазах классической теории деньги нейтральны по отношению к реальной экономике.

В качестве доказательства нейтральной роли денег как простой ценностной оболочки деятельности реальной экономики классическая школа использовала количественную теорию денег, в формализованном виде обычно выражаемую с помощью известного уравнения обмена и рассмотренную в гл. 19.

Во-первых, согласно количественной теории денег, особенно в длительном периоде, усредненная скорость обращения денежной массы остается постоянной. Она не зависит от изменения количества денег в обращении, как понимала это классическая теория, поскольку изменение количества денег в обращении – это явление денежного рынка, а скорость обращения денежной массы, опосредующей обмен товаров и услуг, есть явление реального рынка.

Во-вторых, в соответствии с классической теорией, а потому и с количественной теорией денег, в длительном периоде при прочих равных условиях производства (неизменный технологический процесс, неизменные количество и качество экономических ресурсов и т.д.) объем ВВП всегда должен быть постоянной величиной при полной занятости производственных ресурсов.

В-третьих, что вытекает из первых двух выводов, согласно количественной теории денег, изменение предложения (как в длительном, так и в коротком периоде) номинальной денежной массы изменяет в том же направлении уровень цен на продукцию. Если денежная масса снижается, то уменьшается и уровень цен на товары и услуги, возникает дефляция. Если денежная масса увеличивается, то растет и уровень цен на товары и услуги, наблюдается инфляция.

В-четвертых, в соответствии с количественной теорией денег, в длительном периоде изменение уровня цен, происходящее вследствие изменения предложения денежной массы, пропорционально этому изменению.

Приверженцы количественной теории денег допускали, что в коротком периоде возможно нарушение определенных правил длительного периода. Согласно количественной теории денег, в коротком периоде снижение (дефляция) либо увеличение (инфляция) количества денежной массы в обращении оказывает влияние на реальную экономику. Непропорционально уменьшается (увеличивается) уровень цен. Не остается постоянной средняя скорость обращения денег: она увеличивается (уменьшается). Снижается (растет) объем реального производства.

Однако экономисты-классики считали, что продолжительность влияния денег на реальный сектор экономики должна быть очень короткой. В длительном периоде, при прочих равных условиях, утверждали они, реальная экономика не реагирует на изменения в предложении номинальной денежной массы, ибо в длительном периоде не существует никакой связи между денежной массой, объемом производства и уровнем цен.

В длительном периоде, где в реальной экономике действует закон Сэя, события, имеющие место в мире денег, не оказывают влияния на реальный сектор экономики. Явления, происходящие в денежном мире, лишь покрывают большей или меньшей плотности «вуалью» реальный мир.

В этой связи необходимо сказать несколько слов о проблеме ценообразования в понимании классической школы. Без участия денежного рынка проблема ценообразования на рынках реальной экономики сводится к относительным ценам, или ценовым пропорциям обмениваемых товаров и услуг. Можно, например, сказать, что килограмм колбасы в 5 раз дороже буханки хлеба. С участием денежного рынка проблема ценообразования в реальной экономике заключается в установлении абсолютного значения цен. Например, может оказаться, что килограмм колбасы стоит 20 ден. ед., в то время как буханка хлеба стоит 4 ден. ед.

С точки зрения классической школы снижение денег в обращении, например, в 2 раза, в конечном счете, вызывает сокращение номинальных доходов в 2 раза и одновременное снижение абсолютных цен на колбасу и хлеб в 2 раза. Однако при сохранении прежнего уровня реальных доходов как относительная цена хлеба по отношению к колбасе, так и относительная цена колбасы по отношению к хлебу от этого не изменится.

Иначе обстоит дело в равновесии нового короткого периода по сравнению с первоначальным равновесием. Здесь меняются не только номинальные, но и реальные значения экономических величин.

Таким образом, экономисты-классики признавали, что помимо реального функционирования экономики, где производятся и предлагаются, а потому и спрашиваются материальные блага, имеет место еще и денежное функционирование экономики, где денежные сбережения, предлагаемые домашними хозяйствами, испрашиваются предприятиями. Экономисты-классики утверждали, что специфика товара, предлагаемого и спрашиваемого на денежном рынке, вызывает и специфику цены этого товара. Под ценой денег классическая теория понимала процентную ставку. Процентная ставка, согласно экономической теории, является тем регулятором, который уравнивает совокупные личные сбережения, предлагаемые домашними хозяйствами, с совокупными производственными инвестициями, для проведения которых в условиях общественного разделения труда предприятия предъявляют спрос на совокупные личные сбережения домашних хозяйств.

Экономика, по мнению классиков, достигает своего равновесия, когда домашние хозяйства, мотивированные достаточно высокой процентной ставкой, дают взаймы (прямо или через банковскую систему) свои совокупные личные сбережения мотивированным достаточно низкой процентной ставкой предприятиям для инвестиций последних. Таким образом, процентная ставка на денежном рынке «следит» за тем, чтобы часть совокупного дохода, не расходуемая домашними хозяйствами на совокупное личное потребление, сберегаемая ими, инвестировалась в производство и возвращалась обратно в поток совокупных расходов. Такова третья предпосылка классической теории.

Но экономисты-классики допускали и такое положение, при котором процентная ставка не в состоянии исполнить свою роль регулятора, устанавливающего равенство совокупных личных сбережений домашних хозяйств и совокупных инвестиций предприятий. В таком случае, утверждала экономическая теория, на помощь приходит еще один регулятор – гибкие цены на продукцию на рынках продукции и на производственные ресурсы на рынках производственных ресурсов.

Предположим, отмечали экономисты-классики, что при определенной процентной ставке домашние хозяйства неожиданно и в массовом порядке решают сберечь больше, чем предприятия хотели бы инвестировать в производство. При неизменном уровне совокупных доходов это будет означать снижение величины денежного спроса домашних хозяйств на потребительские товары и услуги при неизменном их предложении со стороны предприятий на рынке.

Поскольку денежный спрос домашних хозяйств на потребительские товары и услуги, наряду с денежным спросом предприятий на инвестиции, составляет часть совокупного денежного спроса, постольку последний также должен упасть.

Очевидно, что для восстановления равновесия на рынках потребительских товаров и услуг необходимо, чтобы предприятия сократили производство и предложение этой продукции, а потому производство и предложение ВВП.

Классическая теория утверждала, что так и произойдет. Но снижение производства и предложения ВВП при этом коснется лишь объема номинального ВВП, в то время как уровень реального ВВП останется без изменения. Предприятия, стремясь продать тот объем реального ВВП, который они хотят произвести, в конечном счете, снизят цены на потребительские товары и услуги в той же пропорции, в какой уменьшился совокупный спрос на них. В результате, поскольку реальный спрос на потребительские блага как части реального ВВП не изменится, объем реального ВВП сохранится неизменным.

Постулат о гибких ценах на рынках продукции является четвертой предпосылкой классической теории.

Однако если уменьшаются цены на производимые и предлагаемые предприятиями на рынке товары и услуги (неважно, потребительские они или производственные), то при прочих равных условиях должны понизиться и совокупные прибыли предприятий.

Эту проблему классическая теория решает с помощью пятой предпосылки. С одной стороны, в соответствии с четвертой предпосылкой предполагается, что в каждый данный отрезок времени неизменный уровень реального ВВП требует для своего производства неизменной величины факторов производства (рабочей силы, физического капитала и земли).

С другой стороны, классическая теория утверждает, что цены на факторы производства в связи с уменьшением номинального совокупного спроса на выпускаемую продукцию не останутся неизменными. Они уменьшатся, поскольку с сокращением номинального совокупного спроса на товары и услуги предприятия потребуют, чтобы снизились и цены на экономические ресурсы (например, заработная плата рабочих), которые предприятия намереваются использовать для производства реального ВВП.

Согласно классической теории, владельцы факторов производства не будут возражать против снижения номинальной цены фактора. Например, рабочие станут работать за более низкую номинальную ставку заработной платы, поскольку реальная ставка их заработной платы, вследствие пропорционального снижения цен на приобретаемые рабочими потребительские товары и услуги, не изменится. Покупательная способность рабочих также не претерпит изменений.

В целом можно сказать, что рыночная структура, в которой действуют экономические агенты, является структурой совершенной конкуренции. Отсюда цены на продукцию, вводимые ресурсы, включая рабочую силу и деньги, абсолютно гибки (эластичны). Период, в котором происходят колебания цен, исключительно короток. В результате линия совокупного предложения является вертикальной и сливается с линией потенциального ВВП, или ВВП в условиях полной занятости (рис. 21.1). Это линия длительного периода. Таким образом, совокупный спрос всегда достаточен, чтобы вызвать производство потенциального ВВП, или ВВП в условиях полной занятости. Отсюда вытекает, что макроэкономическая неэффективность, когда в масштабах всей экономики неполно используются вводимые ресурсы, включая рабочую силу, и существует безработица, просто невозможна.

Рис. 21.1. Классическая трактовка макроэкономики

Капиталистическая экономика, согласно этой теории, является саморегулирующейся экономикой. В длительном периоде механизмы свободной конкуренции автоматически уравнивают недостаточность совокупного спроса и соответствующую незанятость производственных ресурсов, решают те временные проблемы, которые в течение очень непродолжительного времени могут приводить к состоянию неравновесия. Таким образом, механизмы конкуренции сами приводят к долгосрочному равновесию в условиях полной занятости. А раз так, то в нормальной ситуации государство должно вести себя совершенно нейтрально по отношению к экономике. Как финансово-бюджетная, так и кредитно-денежная политика государства с целью повлиять на реальную экономику не только не нужна, но и вредна. Вмешательство государства в капиталистическую экономику, переживающую те или иные кратковременные трудности, лишь ухудшит положение вещей. Государственное вмешательство воспрепятствует силам рынка самостоятельно урегулировать негативные явления, удлинит состояние неравновесия и, в конечном счете, приведет лишь к большему или меньшему изменению номинальных (ценовых) величин, не затрагивая реальных величин ВВП и занятости.

Вышесказанное не значит, что классическая теория отрицала роль государства в экономической жизни страны. Классики-экономисты считали, что государство обязано делать следующее:

во-первых, поддерживать и сохранять режим естественной свободы в экономической деятельности граждан страны. А для этого поддерживать «правила игры», законодательно и экономически поощряя рыночную структуру совершенной конкуренции и оберегая ее от проявления монополий;

во-вторых, обеспечивать для своих граждан производство определенных услуг, которые по тем или иным причинам самим производящим экономическим агентам (предприятиям) либо невыгодно (транспорт, коммунальные службы), либо невозможно (народное образование) обеспечить;

в-третьих, охранять жизнь (регулирование минимума заработной платы), свободу и собственность граждан (отправление правосудия, оборона, содержание полиции).

21.2. Кейнсианская экономическая теория:
основные положения. Кейнсианский механизм
фискальной и денежно-кредитной политики

Положения и выводы классической теории занимали господствующую позицию в экономической науке до первых десятилетий ХХ века. Но существенные изменения социально-эконо­мических процессов в мире, начавшиеся с этого периода, поставили под сомнение закономерность «естественного» восстановления и поддержания равновесия между совокупным спросом и совокупным предложением на уровне полного объема производства. Весомым доводом к этому стала «великая» депрессия – самый глубокий экономический кризис в истории развитых стран, в течение которого (с 1929 по 1933 г.) объем производства в США сократился на 1/3, а уровень безработицы достигал 25%. Данная проблема оказалась не разрешимой автоматически с помощью механизма свободного ценообразования (в частности, за счет снижения цены рабочей силы). Правительства ряда европейских стран и США приняли активные меры, не соответствующие рекомендациям экономистов-классиков (введение пособий по безработице, организация общественных работ и др.).

В этих условиях все большее признание получают научные идеи, выдвинутые английским экономистом Дж.М. Кейнсом, наиболее полно представленные в его фундаментальном труде «Общая теория занятости, процента и денег» (1936 г.). Кейнс анализирует экономику в краткосрочном периоде, в течение которого цены не являются настолько подвижными, что их изменение могло бы быстро восстановить равновесие при полной занятости. Особое значение имеет жесткость номинальной заработной платы: в коротком периоде она фиксирована условиями трудовых контрактов, ее изменение допускается только в сторону повышения (в периоды экономического подъема). Снижения заработной платы во время кризисов не допускают профсоюзы, имеющие достаточное влияние в развитых странах. Несовершенство рынка труда приводит к тому, что равновесие на нем устанавливается в условиях неполной занятости. Соответственно и общее экономическое равновесие может существовать при наличии безработицы, достижение равновесия при полной занятости рассматривается как частный случай.

Кейнс выступил с критикой «закона Сэя», согласно которому производство само формирует доходы владельцев ресурсов, что обеспечивает соответствие спроса предложению и исключает общее перепроизводство товаров (нарушения возможны только по отдельным товарам из-за внешних, не связанных с рыночным механизмом, причин).

Согласно кейнсианской теории, ведущая роль в формировании общего экономического равновесия принадлежит не совокупному предложению, а совокупному спросу. В самом общем представлении совокупный спрос включает потребительский спрос С и инвестиционный спрос I.

Потребление является основным и достаточно устойчивым элементом совокупного спроса. Важнейшим фактором, определяющим потребление, выступает доход Y: с ростом дохода увеличиваются расходы на личное потребление (соответственно сокращение личных доходов уменьшает спрос на потребительские товары), т.е. потребление является функцией дохода: C = f(Y). Но на потребление расходуется не весь доход, оставшаяся часть денежных поступлений индивидов откладывается в сбережения S, размер которых, по мнению Кейнса, также в первую очередь зависит от уровня дохода: S = f(Y). При этом темп увеличения дохода не совпадает с темпами прироста потребляемой и сберегаемой частей. По мере роста дохода предельная склонность к потреблению MPC повышается медленнее, чем сам доход, доля потребления в каждом дополнительном долларе дохода падает. Кейнс называет эту связь между ростом Y и C основным психологическим законом, обусловленным субъективными факторами. Доля потребления в доходе определяется не только величиной самого дохода, но и привычками, традициями, расчетливостью и другими мотивами поведения, сдерживающими рост расходов. При низком уровне дохода он полностью идет на потребление. С ростом дохода возникает и увеличивается его сберегаемая часть. Кейнс считал, что сбережения – это роскошь, поэтому богатые сберегают больше, чем бедные. С ростом благосостояния семьи (и общества в целом) доля потребления в доходе (средняя склонность к потреблению APC) сокращается, а доля сбережений (средняя склонность к сбережениям APS) возрастает.

Потребление не исчерпывает весь совокупный спрос, в состав которого входит также инвестиционный спрос. В отличие от потребительских расходов инвестиционные расходы являются неустойчивыми, подверженными значительным колебаниям, что определяет нестабильность и совокупного спроса в целом. Инвестиционный спрос зависит от многих объективных и субъективных факторов. Субъективные факторы, такие как ожидания, политическая обстановка, «пессимизм» или «оптимизм» предпринимателей, могут существенно влиять на склонность к инвестированию. Среди объективных факторов, определяющих объем и динамику инвестиционного спроса (нормы прибыли, ставки процента, наличного капитала, изменений в технологии, уровня налогообложения и др.), основным является процентная ставка r. Инвестиционные расходы целесообразны в том случае, если реальная ставка процента ниже ожидаемой нормы прибыли, и чем меньше r, тем больше, при прочих равных условиях, объем спроса на инвестиции, т.е. инвестиционный спрос – убывающая функция процента: I = f(r).

Источником инвестиций являются сбережения. Поэтому равенство инвестиций и сбережений выступает условием равновесия между совокупным спросом и совокупным предложением, что вытекает из следующих макроэкономических пропорций: использованный национальный доход, равный национальному продукту, представляет сумму расходов на потребление и инвестиции (если абстрагироваться от государственных расходов и чистого экспорта), т.е.

С другой стороны, произведенный национальный доход распадается на потребляемую и сберегаемую части:

Таким образом, если C + I = C + S, то I(r) = S(Y).

Кейнс утверждал, что фактические инвестиции и сбережения всегда равны, поскольку и те и другие равны одной и той же величине – разнице между доходом и потреблением. Но инвестиции являются функцией процента, а сбережения – функцией дохода, т.е. зависят от разных факторов. Сбережения осуществляют одни экономические агенты, а инвестирование – другие, и нет никаких гарантий, что объем запланированных инвестиций совпадет с объемом сбережений.

Если сбережения в обществе превышают запланированные инвестиции, то часть созданных продуктов не может быть реализована и поступает в товарно-материальные запасы, которые представляют собой незапланированные инвестиции. Сокращение спроса на товары заставит фирмы уменьшать объем производства до такого уровня, при котором намерения инвесторов совпадут с интересами сберегателей. В случае когда сбережения недостаточны по сравнению с запланированными инвестициями (в обществе значительный объем потребления), товарно-материальные запасы начнут сокращаться, что будет стимулировать рост производства до восстановления равенства I = S и равновесного уровня национального дохода. Таким образом, фактические инвестиции включают в себя запланированные и незапланированные инвестиции. Незапланированные инвестиции (изменение товарно-мате­риальных запасов) выступают регулятором соответствия объема сбережений и инвестиций и обеспечения макроэкономического равновесия. Следовательно, планируемые расходы в обществе, которые складываются как запланированные затраты на товары домашних хозяйств и фирм, могут не совпадать с величиной созданного национального продукта и дохода. Изменение в объеме продаж вынуждает фирмы соответственно изменять объем выпуска, «подстраиваясь» под совокупный спрос. Совокупному спросу, по мнению Кейнса, принадлежит ведущая роль в установлении равенства спроса и предложения в экономике.

Графической интерпретацией данного подхода к анализу макроэкономического равновесия является «кейнсианский крест» (рис. 21.2) – модель, предложенная сторонником Дж.М. Кейнса нобелевским лауреатом Дж. Хиксом (в работах самого Кейнса графики не используются). Данная модель рассматривалась в гл. 14 и 17. Вернемся к ней вновь, чтобы показать кейнсианский механизм влияния государства на совокупный спрос.

В представленном графике, в отличие от традиционной модели «AD–AS», отсутствует параметр «общий уровень цен», так как, по Кейнсу, цены в краткосрочном периоде малоподвижны и не выступают регулятором макроэкономического равновесия. Уравновешивание совокупного спроса и совокупного предложения происходит за счет того, что изменения объема продаж и величины запасов дают предприятиям информацию о том, что хотят иметь покупатели.

По горизонтали отражается национальный доход Y, совпадающий по величине с национальным продуктом, т.е. с совокупным предложением. По вертикали – планируемые совокупные расходы домашних хозяйств и фирм Е, т.е. совокупный спрос. Начало графика Е0 лежит выше 0, на уровне автономных расходов А0, т.е. расходов, не зависящих от Y. Они равны сумме автономного потребления (части потребительских расходов, неизбежных даже при нулевом доходе) и инвестиций I, которые рассматриваются как автономные, не связанные с динамикой национального дохода. (Следует заметить, что в данной простой модели все инвестиции представлены как автономные, тогда как более глубокий анализ предполагает учет влияния на экономическую динамику и индуцированных инвестиций, определяемых уровнем национального дохода).

Рис. 21.2. «Кейнсианский крест»

С уровня автономных расходов совокупный спрос растет по мере увеличения дохода Y, темп роста (угол наклона линии Е0 к оси абсцисс) определяется величиной MPC.

Совокупное предложение на данном графике отражается биссектрисой, так как оно равно величине национального продукта. Все точки на биссектрисе означают равенство между доходом и расходами в обществе.

Пересечение линии Е0 с биссектрисой отражает ситуацию макроэкономического равновесия, т.е. при уровне национального дохода Y0 обеспечивается равенство совокупного спроса и совокупного предложения: E = Y. Совокупный спрос, соответствующий совокупному предложению, Кейнс называет эффективным спросом. При этом не подвергается сомнению способность рыночного механизма поддерживать, восстанавливать равновесие. Но, согласно кейнсианскому анализу, равновесный уровень дохода не обязательно соответствует уровню дохода при полной занятости. Склонности к потреблению, сбережениям, инвестированию, определяющие ситуацию равновесия, не формируются непосредственно таким образом, чтобы вовлечь все ресурсы в производство. Вполне возможно, что полная занятость может быть достигнута при значении национального дохода Y1, а равновесный уровень дохода Y0 недостаточен, чтобы предоставить работу всем желающим. В экономике образуется рецессионный разрыв (разрыв безработицы). Кейнс делает вывод, что нерегулируемая рыночная экономика достаточно долго может стабилизироваться в таком положении. По мнению Кейнса, выход из состояния рецессии обеспечивается государственным воздействием на совокупный спрос. Увеличивая автономные расходы, можно достичь такого объема эффективного спроса, который будет способствовать росту производства и дохода до уровня Y1, тем самым ликвидируя разрыв безработицы. На графике это отражается смещением линии Е0 в положение Е1. Чем больше величина автономных расходов, тем выше сдвигается линия Е, тем, соответственно, выше уровень равновесного национального дохода Y. Автономные расходы включают не только частные инвестиции (и автономное потребление), в качестве автономных могут рассматриваться и государственные расходы G, и расходы на чистый экспорт NX, если анализировать совокупный спрос в составе всех его элементов. Увеличение любого элемента автономных расходов будет приводить к росту национального дохода и занятости. Увеличение совокупных расходов в экономике связано с рассмотренным в гл. 14 эффектом мультипликатора автономных расходов.

Значение мультипликатора K в развитых странах колеблется от 2 до 3. Модель мультипликатора достаточно абстрактна. В реальной экономике проявление мультипликационного эффекта предполагает наличие определенных условий и зависит от многих факторов. В частности, расширение производства возможно при наличии неиспользуемых мощностей и свободной рабочей силы, эффект имеет место в период подъема, а не спада, для его значения существенным является то, в какие отрасли направлены первоначальные вложения.

Таким образом, экономика в модели Дж.М. Кейнса представлена как внутренне нестабильная система, для поддержания устойчивости которой необходимо государственное вмешательство. В развитых странах с высоким уровнем благосостояния все больше проявляется фактор отложенного спроса, т.е. растут сбережения в виде банковских счетов и других пассивов. Задача в том, чтобы активизировать сберегаемую часть национального дохода, превратить сбережения в составную часть эффективного спроса. Эту задачу способно решить государство, используя инструменты фискальной и денежно-кредитной политики.

В рамках фискальной (бюджетной) политики для стимулирования роста эффективного спроса предлагалось увеличивать государственные расходы на инвестиции и закупки товаров. Увеличение расходной части бюджета в дальнейшем будет компенсировано налоговыми поступлениями, возросшими за счет роста производства, занятости и доходов. Стимулирующую роль выполняет также снижение налоговых ставок, приводящее к росту располагаемого дохода и спроса.

В рекомендациях Кейнса предлагалось перераспределение доходов в интересах низкообеспеченных групп населения. Такая социальная политика направлена на повышение массового спроса, увеличение склонности к потреблению в обществе. Рекомендовались также меры по обеспечению полной занятости, расширению системы социального обеспечения (выплата пособий, долгосрочное кредитование и т.д.).

В денежно-кредитной политике основным инструментом воздействия на эффективный спрос является регулирование ставки процента центральным банком. Следует снижать проценты за кредиты, что стимулирует предпринимателей вкладывать денежные средства не в ценные бумаги, а в развитие производства.

В предлагаемом комплексе средств государственного регулирования экономики основная роль, по мнению Кейнса, принадлежит бюджетной политике, в частности активной инвестиционной деятельности государства. Средства денежно-кредитной политики оцениваются как малоэффективные.

Известные экономисты Дж. Хикс и Э. Хансен на базе кейнсианской теории разработали равновесную модель рынка с помощью кривых IS и LM (данные кривые рассмотрены в гл. 14 и 19). Кривая IS характеризует равновесие на товарном рынке, т.е. в реальном секторе экономики, а кривая LM – на денежном рынке.

Равновесное состояние и товарного, и денежного рынка одновременно определяется в точке пересечения кривых IS и LM (рис. 21.3). Точке Е соответствуют такие значения равновесного дохода Ye и равновесной ставки процента re, при которых достигается равновесие и на товарном, и на денежном рынке.

Рис. 21.3. Равновесие на товарном и денежном рынке
(модель IS–LM)

Положения и выводы кейнсианской теории позволили отказаться от многих постулатов традиционной классической науки, не соответствующих новым социально-экономическим явлениям. Модель макроэкономического регулирования стала основой успешной государственной политики развитых стран в 1930–1960-е годы. Произошедшие в последующие десятилетия изменения в мировой экономике не обесценивают значимость основ теории Дж.М. Кейнса, даже если некоторые его рекомендации не сочетаются с сегодняшними реалиями.

21.3. Монетаристская теория.
Механизм денежно-кредитной политики монетаристов

Классическая экономическая теория: общая характеристика

Классическая экономическая теория (политэкономия) открывает научный этап развития экономической мысли [1].

Классическая политэкономия отличается от предыдущих, донаучный экономических учений, тем, что ее представители заложили методологические основы всех последующих экономических исследований, перешли от описательности и эмпиризма к анализу внутренних

закономерностей экономики общества, поиска законов его движения. Экономисты-классики впервые применили теоретический анализ, основанный на изучении значительного массива фактов, выяснении их внутренних сторон и зависимостей.

Проникновение в сущность экономических отношений, открытие законов и механизма их действия являются результатом, в том числе, приобретение товарными отношениями массовости и зрелости, возможности статистического наблюдения [2]. Предпринимательский класс, сформировавшийся и закалился в период первоначального накопления капитала и буржуазных революций, оттеснил на второй план капитал, занятый в торговле, денежном обращении и ссудных операциях. Товарный характер производства в корне изменил отношения между производством и торговлей, — они уже не могли опираться на неэквивалентный обмен. Появились условия для изучения стоимости как закона цен.

Перечисленные обстоятельства способствовали тому, что экономическая мысль обратилась к анализу сферы производства, предметом науки стали, в основном, законы роста богатства в сфере материального производства, и теперь все, кто изучал политэкономию под таким углом и применял причинно-следственный анализ, стали называться классикой [3 , с. 46-47].

Важную роль в том, что классической школе удалось проникнуть в сущность экономических процессов, сыграли развитие науки и техники, философии, истории, статистики [4].

Классическая экономическая теория не могла дать ответы на такие практические вопросы. В ней доминировали более абстрактные понятия, чем того требовало повседневности. Экономисты-классики никогда не ставили перед собой задачу изучения реальной рыночной поведения экономических субъектов, поскольку предметом их исследований были глубинные, сущностные экономические процессы, а не конкретные формы их проявления. Недостаточность прагматизма классической школы совершила попытку преодолеть новая экономическая теория, в дальнейшем получила название неоклассической.

Примечания

1. Политэкономия возникает в период становления и развития мануфактурного производства, рост его товарности, расширение и углубление товарно-денежных отношений.

Исследователи в эволюции классической политической экономии выделяют три этапа (см. Табл. 1)

Таблица 1. Этапы эволюции классической политической экономии

Название этапа

Характеристика этапа

Ранний (У. Петти, П. Буагильбер, физиократы)

В рамках этапа происходит:

— Формирование абстрактного метода исследования;

— Выделение основных категорий

— Установление объективности экономических законов;

— Осуществляется первая попытка анализа экономики общества как единого организма.

— Созданием на основе обобщения имеющихся экономических знаний целостной научной системы;

— Разработкой теории социально-экономического устройства общества;

— Преодолением отраслевого подхода к анализу экономической деятельности,

— Формированием трудовой теории стоимости и основ теории взаимодействия факторов производства и факторного распределения доходов.

(Ж. Сисмонди, П. Ж. Прудон, Т. Мальтус, Ж.Б. Сей, Дж. Стюарт Милль и др.)

— Отражением обострения основных противоречий капитализма и сказывается разработкой теорий, концепций и подходов, направленных на их смягчение (теории факторов производства и затрат, функциональный и предельный анализ, предложения по социальным реформам.

2. С развитием мануфактурного производства меркантилизм перестал играть ведущую роль во взглядах на экономику: его главная идея о денежное богатство противоречила новым реалиям. Мануфактура ознаменовала становление промышленного производства и приносила гораздо большие доходы чем торговля.

3. История экономических учений [Текст]: учебник / под ред. Тарасевича В. М., Петруни Ю.Е .. — М.: «Центр учебной литературы», 2020. — 352 с.

4. Ф. Бэкон, Д. Локк, Т. Гоббс освободили науку от теологии и осуществили первую попытку создания общенаучных методов познания, главным из которых был индуктивно-аналитический метод. Именно его применения способствовало постепенному переходу к тем способам и приемам теоретического анализа, на которых строится и современная экономическая наука.

§ 1. Классическая экономическая теория — истоки. Экономические взгляды У. Петти

Мы уже говорили о том, что меркантилизм как экономическая теория был господствующим направлением экономической мысли на протяжении почти трех веков (с начала шестнадцатого до первой половины восемнадцатого века).

исследование не процесса обращения, а непосредственно процесса производства, —

критическое отношение к непроизводительным классам, которые не доставляют никакого продукта, к коим он причислял и купцов, —

отнесение к производительному труда, занятого в сфере материального производства.

Петти первый сформулировал основополагающий для всей классической политической экономии тезис, что богатство нации создается во всех сферах материального производства, и именно труд — основа данного богатства. Широко известна его фраза «Труд есть отец богатства, а земля его мать». Исходя из этой аксиомы надо анализировать все другие экономические воззрения Петти, в частности утверждение, что именно редкость населения — истинный источник бедности государства. Не соглашаясь с меркантилистами в том, что богатство нации воплощается в драгоценных металлах, Петти формулирует свой критерий богатства, считая, что наиболее богатым будет тот период, в который каждый участник дележа (при предположении, что все деньги, имеющиеся в стране, разделить поровну между жителями — прим. автора) будет иметь возможность нанять больше рабочих, т.е. задействовать большее количество труда.

Однако, живя в эпоху господства идей меркантилизма, Петти не может полностью избежать их влияния, хотя и здесь остается оригинальным мыслителем. Поэтому представляется интересным дать сравнительный анализ взглядов Петти и меркантилистов на проблемы внешней торговли, политики протекционизма и ряд других проблем.

Под влиянием меркантилистов, Петти все-таки выделяет внешнюю торговлю, которая, по его мнению, в большей степени, чем другие отрасли хозяйства способствует росту богатства нации, разделяя точку зрения, что действительный смысл богатства заключается скорее в отношении, чем в количестве и потому любой стране выгодно иметь в запасе больше денег (драгоценных металлов), чем имеют другие страны.

Безусловно, Петти видел негативные последствия притока драгоценных металлов, выражающееся в росте цен. В своих работах он неоднократно подчеркивал, что существует определенная мера или пропорция денег, необходимых для ведения торговли страны, где излишек или недостаток их против этой меры принесет вред. Излишек, как мы уже говорили, вызывает рост цен, но Петти тут же предлагает противоядие — избыток денег должен храниться в государственной казне, что, по его мнению, не принесет вреда ни стране, ни королю, ни частным лицам. В то же время и недостаток денег имеет вредные последствия. Во-первых, это является причиной плохого платежа налогов, во-вторых, приводит к сокращению числа производимой работы. Петти приводит следующее доказательство: «100 ф.ст. пройдя через 100 рук в виде их заработной платы, дают толчок производству товаров на 10 тыс. ф. ст. Эти же руки оставались бы праздными и бесполезными, если бы не было постоянного стимула к их использованию»12.

Разделяет Петти и политику протекционизма, направленную на защиту национального рынка путем введения таможенных пошлин, считая, что размер пошлин должен быть таков, чтобы цены на импортируемые товары стали несколько дороже, чем те же предметы, произведенные внутри страны. Поддерживает Петти и тезис, что страсть к роскошеству богатых стимулирует торговлю и производство. В частности, он пишет, рассматривая проблемы налогообложения, «. люди приходят в негодование при мысли, что собранные деньги будут растрачены на увеселения, великолепные зрелища, триумфальные арки. но такая трата означает возвращение этих денег промысловым людям, занятым в производстве этих вещей»13.

Влияние взглядов меркантилистов на Петти представляется существенным, тем не менее, мы считаем Петти родоначальником классического направления. Помимо основополагающего тезиса, свойственного всем представителям классической политической экономии о том, что богатство нации создается во всех сферах материального производства, Петти формулирует основы трудовой теории стоимости, утверждая, что равенство товаров означает ни что иное, как равенство затрачиваемого на их производства труда. Эта идея наиболее четко выражена у Петти в следующей фразе «. если кто-нибудь может добыть из перуанской почвы и доставить в Лондон одну унцию серебра в то самое время, в течение которого он в состоянии произвести один бушель хлеба, то первое представляет собой естественную цену другого»14. Однако, опять-таки оказываясь в определенной мере в плену меркантилистких представлений, Петти добавляет, что стоимость создает не всякий труд, а только тот, который затрачен на производство золота и серебра, а стоимость продуктов труда в других отраслях производства определяется лишь в результате их обмена на благородные металлы.

Предвосхищая физиократов, Петти высказал предположение, что прибавочный продукт представляет собой часть продукта, которая остается после вычета издержек и принимает форму ренты. Однако в отличие от физиократов считал ренту не даром земли как таковой, а продуктом труда, который обладает большей производительностью на землях лучшего качества. Петти вводит понятие дифференциальной ренты, причины существования которой видит в различном плодородии и местоположении участков земли. Проанализировав ренту и определив ее как чистый доход с земли, Петти ставит вопрос о цене земли, которая должна быть равна, по его мнению, определенной сумме годичных рент. Но какова количественная оценка этой определенности? Как считает Петти, цена земли представляет собой сумму годичных рент за 21 год, время одновременной продолжительности жизни трех поколений.

В тесной связи с теорией ренты у Петти находится вопрос о ссудном проценте. Кстати, окончательно порывая со средневековыми представлениями о грабительской сущности процента, Петти обосновывает взимание процента как компенсацию за неудобства, которые, ссужая деньги, кредитор создает для самого себя, поскольку он не может потребовать их обратно до наступления известного срока, как бы он сам не нуждался в течение этого времени. При небольшом усилии здесь можно увидеть зачатки теории процента как платы за воздержание, которая окончательно сформировалась лишь в девятнадцатом веке. Определяя «естественный» уровень процента, Петти утверждает, что он должен быть равен ренте с такого количества земли, которое может быть куплено на данные в ссуду деньги при условии полной общественной безопасности. Но если это условие под сомнением, естественный процент сплетается с чем-то вроде страховой премии, что может повысить процент до любого размера. Здесь также можно увидеть намек на доктрину альтернативных издержек.

Значительное место в работах Петти уделяется вопросам налогообложения и финансов. Одна из основополагающих идей Петти, связывающая его с принципами классической политической экономии — идея естественного порядка и пагубности его нарушений государственной властью. Недостаток государственного управления, по Петти, заключается в том, что «слишком многое из того, что должно было бы управляться природой, древними обычаями и всеобщим соглашением, попало под регулирование закона». Не случайно Петти резко выступает против государственной регламентации, если она противоречит «законам природы». В то же время он возлагает на государство важные функции по обеспечению полного использования рабочей силы, а также по повышению ее качества. Петти предлагает за счет государственных средств обеспечивать бродяг и нищих работой по постройке дорог, возведению мостов и плотин, разработке рудников. И здесь говорит не только гуманность, но и экономический расчет, ведь, согласно взглядам Петти, «. разрешение кому-либо нищенствовать — это более дорогостоящий способ содержания тех людей, которым закон природы не разрешает умереть с голоду»15. И далее, будучи последовательным, в своем утверждении, что качество рабочей силы, качество человеческого капитала, является важнейшим фактором увеличения богатства нации, Петти пишет, что «лучше сжечь продукт труда одной тысячи людей, чем допустить, чтобы эти люди ничего не делали и вследствие этого теряли свое умение работать»16. Кстати, положительный эффект обеспечения полной занятости рассматривается в трудах такого известного экономиста двадцатого века, как Дж. Кейнс, правда, с несколько иных позиций.

В соответствии со своими взглядами на роль государства в экономике, Петти в «Трактате о налогах и сборах» таким образом регламентирует целевые расходы государства; —

расходы на оборону; —

расходы на управление; —

расходы на церковь; —

расходы на школы и университеты; —

расходы на содержание сирот и инвалидов; —

расходы на дороги, водопроводы, мосты и другие предметы, нужные для блага пользования всех.

Как видим, структура расходов напоминает расходную часть бюджета современных государств. Что касается налогообложения, то здесь Петти выступает сторонником преимущественно косвенного налогообложения. Соглашаясь с общепринятой в данную эпоху точкой зрения, что население должно участвовать в покрытии государственных расходов соответственно их заинтересованности в общественном спокойствии, то есть в соответствии с их имуществом или богатством, Петти выделяет два вида богатства — фактическое и потенциальное. Фактическое богатство, по его мнению, означает высокий реальный уровень потребления, а потенциальное — возможность его обеспечить. В последнем случае люди богатые, но мало пользующиеся своим богатством, являются скорее управляющими своего капитала. В рамках этих представлений доводы в пользу акциза у Петти сводятся к следующему: во-первых, справедливость требует, чтобы каждый платил в соответствии с тем, что он потребляет, а такой налог не навязывается насильно и его легко платить тому, кто довольствуется предметами естественной необходимости; во- вторых, такой налог располагает к бережливости, что является единственным способом обогащения нации. Здесь Петти вскользь высказывает мысль об исключительной роли бережливости в увеличении богатства нации, которая звучит лейтмотивом у А. Смита.

Но все экономические идеи, высказанные Петти, имеют скорее форму догадок и не представляют собой законченной теории. Может быть, именно фрагментарность, разбросанность экономических идей У. Петти по многочисленным памфлетам, написанным на злобу дня, послужила причиной, что в историю экономической мысли Петти вошел в первую очередь как изобретатель статистики, которую он назвал «политической арифметикой». В работе, которая так и называется «Политическая арифметика» (1676), Петти не только дал анализ конкретней экономической ситуации на основе широкого использования фактических данных, но и описал методы косвенного определения величины тех или иных показателей, в частности, выборочного метода, что без сомнения было важно в условиях скудости статистических данных того времени17.

Используя свой метод, Петти впервые выполнил подсчеты национального дохода и национального богатства Англии. Интересно отметить, что в национальное богатство Петти включал не только материальное богатство, но и денежную оценку самого населения, чтобы каким-то образом оценить величину человеческого капитала (его трудовых навыков, сноровки, квалификации). Определению экономической ценности населения Петти уделял большое внимание, т.к. считал, что именно редкое население — подлинный источник бедности страны18. В этом мы видим кардинальное отличие взглядов Петти от меркантилистов, которые сводили богатство страны к запасам золота и серебра. В расчетах же самого Петти доля драгоценных металлов в совокупном богатстве Англии составляла менее 3 %.

Петти выполнил не только подсчеты национального богатства Англии, но и ее национального дохода. Правда, в отличие от современных представлений, Петти исчислял национальный доход только как сумму потребительских расходов населения, пренебрегая долей национального дохода, идущего на накопление. Но поскольку доля накопления в семнадцатом веке в Англии была крайне низка, допущенная неточность не искажала общей картины. Несмотря на этот существенный (с современных позиций) недостаток подсчетов, тем не менее, с полным основанием можно сказать, что из этих расчетов у Петти выросла современная система национальных счетов.

С именем Петти связано зарождение классической политической экономии, а ее настоящими создателями явились А. Смит и Д. Рикардо.

§ 2. Становление политической экономии как науки. Экономические взгляды А. Смита

Сам термин «политическая экономия» возник задолго до того как политическая экономия стала наукой. В оборот ее ввел представитель меркантилизма Монкретьен де Воттевиль еще в 1615 году, написав «Трактат политической экономии», сугубо практическое произведение, содержащее рекомендации в духе представителей данной школы. Нам важно значение, которое было вложено в понятие «политическая экономия». Со времен Ксенофонта экономика понималась как наука о рациональном ведении домашнего хозяйства. Монкретьена же, как и других представителей меркантилизма, интересовали вопросы связанные с процветанием государства, национальной экономики в целом. И появление нового термина («полис» — государство) и означало появление новой науки — науки о процветании национального хозяйства. Хотя в строгом смысле науки еще не было, поскольку наука начинается там, где обнаруживаются глубокие, устойчивые, повторяющиеся причинно-следственные связи и зависимости. И становление политической экономии как науки связано с именем выдающегося английского ученого А. Смита. Именно благодаря ему политическая экономия выделяется как самостоятельная отрасль знаний из круга гуманитарных наук, перестает быть уделом гениальных самоучек, становится академической дисциплиной и обязательным элементом образования молодых людей высших, а затем и других сословий.

Заслуги А. Смита перед политической экономией столь велики, что стоит сказать несколько слов о нем самом. А. Смит родился в 1723 году в семье чиновника, в возрасте четырнадцати лет поступает в университет г. Глазго по классу нравственной философии. В 1746 году Смит уже читает лекции по естественному праву, которое в восемнадцатом веке включало юриспруденцию, политические учения, социологию, экономику. Умер он в 1790 г.

А. Смит исходил из того, что главным мотивом человеческой деятельности является своекорыстный интерес. Но преследовать свой интерес человек, по его мнению, может, только предлагая свои товары и услуги на обмен другим людям. Как пишет Смит «Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов. Мы обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму, и никогда не говорим им о наших нуждах, а об их выгодах»19. И, следовательно, естественное стремление людей улучшить свое положение является столь мощным стимулом, что он сам способен привести общество к благосостоянию. Из концепции своекорыстного интереса вытекала и политика невмешательства, или «естественной свободы». Ведь если экономическая деятельность каждого ведет, в конечном счете, к благу общества, ее нельзя стеснять.

Тем не менее, экономические взгляды А. Смита будут поняты недостаточно полно, если не принять во внимание его первую большую работу «Теория нравственных чувств», которая была опубликована в 1759 году и содержит его социально-философские идеи. Исходя из характерного для философии восемнадцатого века тезиса о существовании «естественных законов», Смит в качестве естественных характеристик человека в своей работе вводит два основных понятия: «чувство симпатии» и «внутренний наблюдатель» (совесть). При этом основой симпатии Смит считал способность человека силой воображения ставить себя на место других людей и чувствовать за них. Оставаясь на позиции существования естественных законов, Смит утверждает, что справедливо то, что естественно, а естественно стремление человека к собственному благу при благожелательном отношении к другим людям. Возможность же согласования эгоизма и симпатии, в конечном счете, заложена природой (Богом), наделившей человека совестью.

Интересно отметить, что тезис о гармонии интересов различных людей у Смита не вывод, следующий из действия «невидимой руки» (объективных экономических законов), а исходная мировоззренческая посылка, основанная на вере в Бога; поэтому и поиск экономических законов опирается у него на веру в естественную, изначальную гармонию. Не случайно в описании действия «невидимой руки» у Смита присутствует не только экономический аспект, который сводится к благотворности для общества непреднамеренных последствий целенаправленных действий людей, но и мировоззренческий — вера в мудрость Провидения, признание ограниченности человеческого разума. Именно в «Теории нравственных чувств» Смит описывает ситуацию, когда направляемый «рукой Провидения» бесчувственный, гордый и жадный (эпитеты А. Смита — прим. автора) богатый собственник без всякого преднамеренного желания служит интересам общества, ибо, заботясь исключительно о собственном богатстве он дает работу, а, следовательно, и пропитание неимущим. При этом богатый из своих богатств потребляет лишь небольшую часть, столь небольшую, что, по мнению Смита, она сопоставима с уровнем потребления каждого из неимущих. Поэтому только кажется, что Провидение немногим дало все, а других лишило наследства и превратило в наемных рабочих. Кажущееся громадным имущественное неравенство между людьми при внимательном рассмотрении является равенством, причем таким, как если бы земля была распределена поровну между всеми людьми. Намек на Провидение как бы говорит, что все создал Бог. Он же печется и об устройстве общества. С виду устройство кажется несправедливым, но на самом деле стоит только постичь тайные замысел Бога и мир предстанет в ином свете.

Можно с полным правом сказать, что философская и этическая сторона экономического учения А. Смита была заложена в «Теории нравственных чувств». Именно в ней было определено представление о справедливости и природе человека, о свободе и моральных обязательствах, заложенных Природой и Богом, о значении и месте материального интереса в жизни человека и общества. Важнейшей идеей данной работы была идея доверия к человеку, которая была тесно связана с признанием его права на свободу, в том числе свободу в области хозяйствования. Интересно отметить, что в конце «Теории нравственных чувств» Смит обещает в следующей работе разъяснить механизм действия «естественного закона справедливости», в результате которого «каждый получает свою долю из всего произведенного землей».

«Теория нравственных чувств» при жизни автора выдержала пять изданий, но не она обессмертила имя А. Смита. Мировую известность и влияние принесла ему его вторая книга «Исследование о природе и причинах богатства народов», опубликованная в Лондоне в 1776 году. Эта работа одна из немногих книг, которая входит в сокровище человеческой мысли. Она не только обессмертила имя автора, но именно она, вместе с такими книгами как «Капитал» К. Маркса и «Общая теория процента и денег» Д. Кейнса, являются теми столпами, на которых зиждется современная экономическая теория.

При жизни автора она неоднократно переиздавалась на его родине и получила всеевпропейскую известность. В России в 1802-1806 гг. первый ее русский перевод. «Экономическая строфа» «Евгения Онегина» А. Пушкина, где герой романа

Бранил Гомера, Феокрита;

Зато читал Адама Смита

И был глубокий эконом,

То есть умел судить о том

Как государство богатеет,

И чем живет, и почему

Не нужно золото ему,

Когда простой продукт имеет.

И эти строки показывают не только известность А. Смита в России, но и то, что сам наш национальный поэт глубоко и верно понял суть взглядов великого экономиста.

Внутренне обе работы оставались сторонами одного и того же предмета, с разных сторон изучающего природу человека. И если, по образному выражению Г. Бокля, в «Теории нравственных чувств» Смит исследует сочувственную сторону человеческой природы, то в «Богатстве народов» — своекорыстную ее сторону.

В соответствии с названием своей книги, Смит в пepвую очередь исследует причины роста богатства нации, роль труда в этом процессе, факторы увеличения его производительности, «естественный» порядок распределения продукта между различными классами, природу капитала, способы его постепенного накопления и многое другое.

Поскольку работа называется «Исследование о природе и причинах богатства народов», то первая глава книги и дает ответ на данный вопрос. Богатство нации, по Смиту, представляет собой продукты материального производства, а величина последних, зависит от двух факторов: —

доли населения, занятого производительным, трудом —

и производительности труда:

При этом под производительным трудом Смит понимал весь труд, занятый в сфере материального производства, именно тот труд, который увеличивает стоимость предмета, к которому он прилагается и в котором закрепляется. Главным же фактором роста производительности труда Смит считал разделение труда или специализацию, считая особенно эффективной пооперационную (хрестоматийный пример с булавочной мануфактурой)20.

Изобразив преимущества разделения труда, Смит ставит вопрос о деньгах и рассматривает их как техническое орудие, облегчающее ход экономических процессов, как результат договоренности между людьми. Эту идею, как вы помните, высказал еще Аристотель. И далее, как и Аристотель, Смит приступает к выяснению правил, согласно которым люди обменивают товары друг на друга; правил, которые определяют относительную, или меновую стоимость товара21.

Это один из самых сложных разделов книги. Не случайно, приступая к нему, Смит просит у читателей внимания и терпения. В этом разделе можно найти элементы и трудовой теории стоимости и теории, которая в дальнейшем получила название теории трех факторов производства. У самого Смита представлены три концепции стоимости. •

С одной стороны, признавая равнозначность всех видов производительного труда с точки зрения создания стоимости, Смит приходит к выводу, что стоимость ни что иное, как количество заключенного в товаре необходимого труда. Таким образом, труд является не только источником богатства, но и мерой стоимости. К слову сказать, трудовая теория стоимости имеет и социальное содержание: определение стоимости трудом предполагает всеобщность и равенство (в качественном смысле) всех видов труда. Это можно трактовать как признание равенства всех людей: если в обмене товары равны, значит труд производителей этих товаров одинаков, и они равнозначны как личности22. •

Вторая концепция сводится к тому, что стоимость определяется тем количеством труда, которое можно купить на данный товар. Если рассматривать простое товарное производство, то принципиальной разницы между первой и второй концепцией нет. Однако если взять производство, в котором существует капитал и наемный труд, то картина складывается иная. Предприниматель получает большую стоимость, чем платит за труд. Налицо нарушение принципа эквивалентности, которое является основой трудовой теории стоимости. Уходя от этого противоречия, Смит делает вывод, что стоимость товаров определяется трудом только в «первобытном»23 состоянии общества.

• В условиях же капиталистического производства стоимость24, по мнению Смита, складывается из издержек, включающих заработную плату, прибыль и ренту. Он пишет, что «Заработная плата, прибыль и рента являются тремя первоначальными источниками всякого дохода, равно как и всякой меновой стоимости»25. И цена, или меновая стоимость любого товара, сводится ко всем указанным трем частям. Эта концепция А. Смита легла в основу теории, получившей в дальнейшем название теории трех факторов производства.

Из теории стоимости А. Смита вытекает и его теория распределения продукта. И она так же двойственна, как и его теории стоимости. С одной стороны, если конечным основанием стоимости считать труд, то весь продукт труда должен принадлежать непосредственному производителю. По мнению Смита, так и было в обществе, где в одном лице соединялся и собственник факторов производства, и производитель. В условиях же капиталистического производства, когда работник отчужден от средств производства, часть созданного им продукта вычитается в пользу землевладельца (в форме ренты) и в пользу предпринимателя (в форме прибыли). По существу Смит рассматривает эти формы дохода как присвоение неоплаченного труда. Но одновременно у Смита существует и другая трактовка источника данных доходов, вытекающая из его концепции стоимости как суммы доходов. В этом случае прибыль и рента не могут быть вычетами из стоимости созданного продукта, поскольку капитал и земля как факторы производства участвуют на равных в создании стоимости продукта и соответственно претендуют на свою долю.

Сложив стоимость из доходов, Смит пытается определить, чем определяется естественная норма каждого дохода, особое внимание, уделяя факторам, определяющим уровень заработной платы. Обычный уровень заработной платы, по его наблюдению, зависит от договора между предпринимателями и рабочими. Но определяются ли ее размеры прожиточным минимумом, который Смит называет «самой низкой нормой, которая только совместима с простой человечностью»? Смит не приемлет данную точку зрения, подчеркивая, что теория прожиточного минимума малопригодна для объяснения того, каким образом заработная плата определяется в действительной жизни. И приводит следующие аргументы: —

уровень заработной платы сельскохозяйственных рабочих всегда выше летом, чем зимой, хотя стоимость жизни для рабочих зимой, безусловно, выше, —

в разных частях страны заработная плата различна, а цены на продовольствие везде одинаковы, —

заработная плата и цены на продовольствие нередко движутся в противоположных направлениях и т.д.

Интересно и то, что Смит связывал изменения заработной платы с экономическим состоянием страны, считая, что рост заработной платы есть свидетельство экономического прогресса, поскольку рост заработной платы обусловлен большим спросом на труд.

Прибыль же, согласно представлениям Смита, это не только заработная плата за особый вид труда по управлению, она включает и другие элементы, так как очевидно, что размеры прибыли определяются размерами капитала и не связаны с тяжестью труда. Что касается тенденции в изменении размеров прибыли, то они вызываются, по Смиту, теми же причинами, которые вызывают повышение или уменьшение заработной платы, т.е. зависят от возрастания или уменьшения богатства общества. Но эти причины весьма различно отражаются на заработной плате и прибыли. Возрастание капитала, увеличивающее заработную плату, ведет к понижению прибыли, поскольку в ситуации, когда многие капиталы вкладываются в одну отрасль, их взаимная конкуренция естественно ведет к понижению их прибылей. Поэтому Смит неоднократно подчеркивает, что частные интересы предпринимателей никогда не совпадают с интересами общественными, так как чем выше уровень производства и национального богатства, тем меньше норма прибыли. А поскольку норма прибыли находится в обратной зависимости от общественного благосостояния, то класс предпринимателей обычно заинтересован в том, чтобы вводить общество в заблуждение и даже угнетать его. Не случайно Смит советует с крайним недоверием относится ко всякому предложению нового закона, исходящего от этого разряда людей. Отмечает он и стремление к монополизму, свойственное данному классу.

Большое внимание Смит уделяет проблеме накопления капитала, рассматривая его как ключ к богатству нации. Как уже упоминалось, Смит ставил богатство нации в зависимость от доли населения, занятого производительным трудом, где под производительным трудом он понимал весь труд, занятый в сфере материального производства (в этом его отличие от меркантилистов и физиократов). Любопытно, что к производительному населению Смит относил и предпринимателей, считая, что они выполняют важнейшую социальную функцию — функцию накопления. А, по мнению Смита, кто сберегает — тот благодетель нации, а расточитель — ее враг. Почему? Да потому, что бережливость, увеличивая фонд, предназначенный на привлечение дополнительных производительных работников, ведет в конечном счете к увеличению стоимости годового продукта страны26, т.е. к возрастанию богатства нации. Не удивительно, что у Смита бережливость, а не трудолюбие, является непосредственной причиной возрастания капитала, поскольку «. хотя трудолюбие и создает то, что накопляет сбережение, но капитал никогда не мог бы возрастать, если бы бережливость не сберегала и не накопляла »27.

В последних главах книги Смит вновь возвращается к своему принципу «невидимой руки», доказывая гармонию интересов личности и общества, считая, что своекорыстный интерес каждого приведет к общественному благу. Отсюда вытекает и соответствующая экономическая программа, которая требует отмены всех мер, ограничивающих мобильность рабочей силы, отмены правительственной регламентации промышленности и торговли, разрешение свободной торговли землей. Будучи последовательным, Смит выступает за уменьшение роли государства, сводя его функции к обеспечению военной безопасности, отправлению правосудия и обязанности содержать общественные сооружения и общественные учреждения.

Значительное внимание уделил А. Смит и вопросу государственных финансов, сформулировав, в частности, свои знаменитые четыре принципа налогообложения28. Говоря об источниках налогообложения, Смит, в соответствии со своими взглядами на непроизводительный характер государственных расходов, выступал против привлечения капиталов в качестве налогового источника, разграничивая понятия капитал и доход. Этот взгляд будет характерен для всех представителей классической школы, которые считали, что облагать налогом капитал, значит его уничтожать, в соответствии с принципом «что облагается налогом — то убывает». Интересно отметить, что теория о непроизводительном характере государственных расходов не мешает, тем не менее, Смиту признать налог справедливой ценой за оплату услуг государства. Это дало основание более поздним исследователям считать, что в трактовке налога Смит стоял на позициях теории эквивалентного обмена.

А. Смит заложил основы теории международной торговли, рассматривая развитие внешнеэкономических связей между странами, исходя из различий в абсолютных уровнях издержек производства в отдельных странах. В каждой стране есть такие товары, цена которых ниже, чем в других странах, потому что затраты на их производство меньше.

Поэтому и покупать товары надо там, где они дешевле, соответственно предлагая в обмен свои товары, затраты на производство которых ниже, чем в других странах. Он писал:

«Если какая-либо чужая страна может снабжать нас каким-нибудь товаром по более дешевой цене, чем мы сами в состоянии изготовлять его, гораздо лучше покупать его у нее на некоторую часть продукта нашего собственного промышленного труда, прилагаемого в той области, в которой мы обладаем некоторым преимуществом»29.

А. Смит обосновал также принцип «свободной торговли» между странами, согласно которому внешняя торговля не должна подвергаться каким-либо ограничениям со стороны отдельных национальных государств.

Заканчивая рассмотрение взглядов А. Смита, хочется еще раз обратить внимание, что он заложил определенное представление о человеческой природе в основу целой теоретической системы, где несущими конструкциями являются: изначальная заложенная в человеке склонность к обмену и эгоизм. Первая ведет к разделению труда, вторая — к выбору занятия, которая принесет человеку больший доход, а это означает, что человек будет специализироваться на производстве той продукции, которая получается у него лучшего качества и с меньшими издержками, чем у конкурентов. Здесь прорисовывается фигура «экономического человека», рационального и своекорыстного, которая станет центральной фигурой экономических исследований в последующие два столетия. Но у классиков модель экономического человека относиться пока только к предпринимателям.

Рациональность и нравственность человека у Смита еще идут рука об руку, и эта вера в гармонию пронизывает оптимизмом всю его экономическую теорию. Это проявляется и во взглядах на перспективы экономического роста и накопления капитала и на взаимоотношения между классами. Считая единственным источником богатства нации труд, самым бесспорным свидетельством процветания любой страны Смит считает возрастание спроса на него. Естественно, возрастает и заработная плата. Смит пишет по этому поводу, — «Щедрая оплата труда является как неизбежным следствием, так и естественным симптомом роста национального богатства. Жаловаться по поводу нее значит оплакивать необходимые следствия и причины величайшего общественного благосостояния»30.

Но не является ли рост заработной платы препятствием росту накопления капитала? Смит дает на этот вопрос отрицательный ответ, считая, что рост заработной платы сопровождается увеличением производительной силы труда в силу различных усовершенствований. Это приводит к снижению затрат труда на единицу продукции, что более чем компенсирует увеличение цены труда, тем самым увеличивая прибыль. Рост прибыли, в свою очередь, увеличит фонд для содержания производительных рабочих и увеличит их заработную плату. Таким образом, динамика социального благосостояния рабочих зависит от роста капитала: чем выше спрос на рабочую силу, тем выше цена труда. Но не только в этом заключаются благотворные последствия накопления капитала. Увеличение последнего, увеличивая объем производственной деятельности и количество производительных рабочих, ведет к увеличению стоимости годового продукта, что в свою очередь, обеспечивает увеличения реального богатства и дохода жителей страны. Нужны ли еще доказательства гармонии интересов всех классов общества?

Заслуга Смита в становлении классической политической экономии бесспорна, но не только ему она обязана своим влиянием на экономическую мысль следующего столетия. Завершение системы классической политической экономии связано с именем другого крупнейшего английского экономиста — Д. Рикардо, именно в его трудах политическая экономия приобрела черты науки как системы знаний об экономическом базисе общества.

Топ-3 брокера бинарных опционов с бонусами за открытие счета:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Победитель народного рейтинга! Самая высокая прибыль для трейдера!

  • ФинМакс
    ФинМакс

    3 место! Идеальный вариант для опытных трейдеров.

Добавить комментарий